Внешняя политика и безопасность современной России

Внешняя политика и безопасность современной России

Сегодня Россия откатилась во вторую десятку стран по объему экономической деятельности, имеет максимальный в мире государственный долг. Армия и ВПК фактически разваливаются от недофинансирования и отсутствия военных заказов.

Российское государство лишилось подавляющей части собственности, основная масса населения потеряла свои сбережения.

Разрушено около двух третей имевшегося научно-промышленного потенциала, демографические потери составили за эти годы 8 млн. человек. Ущерб от «утечки умов» оценивается в 50 млрд. долл., стремительно падает образовательный уровень нации (миллионы детей и подростков не посещают школу и обречены на положение социальных изгоев в будущем), по продолжительности жизни Россия «сравнялась» со многими африканскими государствами.

Достоверные прогнозы социально-экономической эволюции нашей страны дают удручающую картину.

Сложившееся в результате тотальной либерализации неестественное соотношение цен на ресурсы и готовую продукцию, на отечественные и импортные товары, равно как и завышенные ставки процента и исключительно низкие нормы прибыли в производственной сфере, делают убыточными и неконкурентоспособными большинство отечественных предприятий, блокируют экономический рост. Более чем пятикратное сокращение производственных инвестиций свидетельствует о затягивании экономики страны петлей сужающегося воспроизводства.

Накопленные обязательства по обслуживанию государственного долга вогнали нас в долговую ловушку: вследствие устойчивого (более чем двукратного) превышения расходов на обслуживание этого долга над потоком доходов государства сложилась ситуация неуправляемого роста таких обязательств.

Десятикратное сокращение расходов на науку и образование лишают Россию главных источников современного экономического роста — научно-технического прогресса и интеллектуального потенциала.

Согласно прогнозным расчетам, если не изменить основные направления проводимой экономической политики, через несколько лет произойдет полное финансовое банкротство государства. Мы окончательно утратим национальный контроль над внутренним рынком и большей частью производственного потенциала, включая наиболее ценные участки недр. Будут ликвидированы научно-технический потенциал и значительная часть социальной сферы.

Страна бесповоротно лишится основных факторов экономического роста и поддержания национального суверенитета, превратится в мирохозяйственный сырьевой придаток и поставщика дешевых трудовых ресурсов. В социальном плане эта перспектива сулит увеличение безработицы и сокращение доходов населения, ликвидацию соответствующих гарантий, для обеспечения которых у государства не останется финансовых возможностей.

Демографическая составляющая соответствующего прогноза свидетельствует о вероятном дальнейшем снижении вдвое численности населения России к середине следующего столетия. При этом к востоку от Урала будет проживать не более 10 млн. человек, и огромные пространства страны превратятся в пустыню, если, конечно, демографический вакуум не заполнят иммигранты из Китая и Средней Азии (в любом случае эти просторы уже не будут контролироваться Россией — у страны не хватит ни людских, ни военных ресурсов). В зависимости от конкретных механизмов дальнейшего ослабления России протекторат над ее территорией может быть установлен транснациональным капиталом (путем изъятия участков недр транснациональными компаниями в порядке залогов под ранее предоставленные кредиты), международными организациями (посредством применения процедур финансового банкротства государства и навязывания нам обязательств относительно отказа от тех или иных элементов государственного суверенитета, задействования международных санкций или прямого вмешательства во внутренние дела) либо группой стран с разделом российской территории на сферы влияния (подобные планы давно и вполне серьезно разрабатываются спецслужбами ряда ведущих государств). Скорее всего будут одновременно использованы все отмеченные варианты в их комбинации, отражающей компромисс интересов ведущих стран и транснациональных корпораций. Связь этих губительных тенденций с проводимой российским руководством внутренней и внешней политикой очевидна.

Основные волны падения производства и разрушения научно-промышленного потенциала прямо сопрягаются с соответствующим народнохозяйственными управленческими решениями государства. Волна 1992 г. обусловливалась хаосом либерализации цен и разрывом хозяйственных связей; волна 1993 (второй половины)—1994 гг. (когда объем машиностроения упал вдвое) — политикой обменного курса рубля и отказом от защиты внутреннего рынка, предоставлением крупномасштабных льгот импортерам; волна 1995—1996 гг.—политикой эмиссии сверхдоходных государственных обязательств и ограничения денежной массы, спровоцировавших кризис ликвидности и отток капитала из производственной сферы в спекулятивные операции.

Очевидно и то, что обесценение сбережений граждан стало результатом действий российского правительства по либерализации цен (обусловивших гиперинфляцию-92) и линии на либерализацию финансового рынка (стимулировавшей развертывание финансовых пирамид и спекулятивных махинаций в 1994—1995 гг.). Огромные потери внешних активов России в Восточной Европе, подрыв экспорта машиностроительной продукции в развивающиеся страны, уход с рынков СНГ оказались ближайшим следствием внешнеэкономической политики, стоившей России ущерба в сотни миллиардов долларов, утраты авторитета и влияния в мире.

Передача общероссийских средств массовой информации под прямой контроль мафиозных структур и зарубежных агентов влияния обернулась невиданной по масштабам и интенсивности пропагандой насилия и разврата, вытеснением из информационного пространства национальной культуры и отечественных духовных ценностей, тотальной дезинформацией и дезориентацией населения; отсюда быстрая деградация подрастающего поколения, резкий рост психических заболеваний и преступности, наркотизация и алкоголизация общества.

Проводившаяся в России (как и на всей территории бывшего СССР) с конца 1991 г. политика по своим разрушительным последствиям и человеческим жертвам не уступает самым жестоким войнам.

Совокупные потери национального богатства за это время уже превзошли ущерб, понесенный страной в Великой отечественной войне. Кроме демографических потерь в 8 млн. человек, они включают двукратное сокращение производственного и более чем пятикратное — научно-технического потенциала, утрату более 20 млн. рабочих мест высокой квалификации, вывоз за рубеж материальных ценностей в объеме не менее 50 млрд. долл. и на такую же сумму — интеллектуальных ресурсов нации; в десятки и сотни миллиардов долларов эксперты оценивают утечку из России денежных капиталов.

Хозяйственный ущерб дополняется политическим, в том числе установлением контроля извне над российской внешней и внутренней экономической политикой.

Несмотря на явно катастрофические для России и ее народа последствия [3], эта политика продолжается, причем еще более последовательно, чем прежде.

Правительство и Центральный банк РФ настойчиво наращивают пирамиду государственного долга, продолжают практику патронирования келейного частного присвоения немногих оставшихся источников государственных доходов (свидетельство тому — новейшие скандальные интриги вокруг приватизации мощных нефтяных и металлургических компаний, предприятий связи и т.п.), расчищают дорогу иностранному капиталу в овладении остатками российской промышленности (под флагом «реструктуризации» предприятий) и месторождениями природных ресурсов (под предлогом привлечения иностранных инвестиций на условиях соглашений о разделе продукции). Сокращение социальных расходов и субсидий населению остается главным направлением «социальной политики». Эту очевидную, казалось бы, сюрреалистичность происходящего можно рационально объяснить лишь в контексте глобальных мирохозяйственных тенденций и процессов, во многом определяющих сегодня ситуацию в России. 2. Новый мировой порядок Современное глобальное экономическое развитие характеризуется сочетанием двух противоречивых тенденций: подчинения мировой экономики интересам международной финансовой олигархии и транснационального капитала, с одной стороны, и конкуренции национальных экономических систем, — с другой. Эти тенденции переплетаются, создавая в каждой стране уникальную комбинацию действия внешних и внутренних факторов.

Разнообразие этих комбинаций дает и столь же различные результаты — от полной колониальной зависимости большинства африканских стран, где безраздельно доминирует транснациональный капитал, до экономической мощи США, Германии, Японии, Китая, в коих хозяйственная политика властей в основном определяется интересами национального капитала и отечественных товаропроизводителей. Между этими полюсами современного мира расположились: страны Латинской Америки, пытающиеся создать определенные ниши для развития собственного капитала в условиях доминирования транснациональных корпораций; члены Европейского сообщества, во многом отказавшиеся от национального суверенитета в экономической политике в пользу европейского транснационального капитала; мусульманские державы, сочетающие политику привлечения иностранного капитала с твердым отстаиванием своих национальных интересов; быстро развивающиеся «тигры» Юго-Восточной Азии с превалированием национальных интересов в стратегии развития и привлечения иностранных инвестиций.

Формирование экономической модели каждой страны идет в напряженной борьбе за контроль над институтами государственной власти между представителями транснационального и национального капиталов, мировой олигархией и национальной элитой. У них разные (часто противоположные) интересы и ценности, различные инструменты воздействия на экономику.

Страны, доминирующие в мировой торговле и международных финансах (в первую очередь США, Великобритания, Япония и Швейцария), являются одновременно центрами базирования транснационального капитала, что предопределяет относительно высокую согласованность интересов их национальной элиты и мировой олигархии.

Слаборазвитые же страны практически лишены внутренних источников инвестирования и целиком зависят от транснационального капитала, что предопределяет компрадорский характер их национальных элит: противоречие между интересами транснационального и национального капиталов разрешается путем втягивания последнего в обслуживание ТНК и упомянутых элит — в периферийные слои мировой олигархии. «Болото» представлено остальными развивающимися странами, стремящимися отстоять национальные интересы в глобальной международной конкуренции, использовать свои конкурентные преимущества для упрочения положения в мировой экономической системе.

Подлинные национальные интересы каждой страны определяются прежде всего требованиями обеспечения государственной независимости, благосостояния и высокого качества жизни народа, сохранения его культуры и духовных ценностей. Эти интересы диктуют соответствующие приоритеты международного сотрудничества, в том числе в экономической области. Такие процессы, как открытие действительно независимым государством своих рынков, привлечение иностранного капитала и включение в международную кооперацию, обязательно удерживаются под национальным контролем и в той или иной мере сочетаются с защитой внутреннего рынка, ограничениями зарубежного инвестирования в жизненно важные для реализации народнохозяйственных интересов сферы, поддержкой отечественных товаропроизводителей и стимулированием роста конкурентоспособности своей экономики.

Государством обеспечивается первенство национальной культуры в информационной и образовательной политике, традиционные духовные ценности поддерживаются и защищаются от конкуренции со стороны оглупляющей и развращающей население транснациональной поп-культуры.

Международная финансовая олигархия и крупный транснациональный капитал стремятся к тотальному контролю над мировым рынком и каждой его страновой составляющей. Они пытаются стереть экономические, культурные и политические границы между странами, подчинить своим интересам конкурентные преимущества каждой из них, сформировать собственную информационную, правовую и даже силовую инфраструктуру. Они представляют собой внушительную, если не самую мощную экономическую силу, контролируя более половины оборота мировой торговли и финансов, наиболее прибыльные производственные отрасли (включая нефтяную, добывающую, электронную, электротехническую, автомобилестроительную промышленность и многие другие виды индустрии). Подчас транснациональные корпорации превосходят по экономическому обороту целые страны, подчиняют своему влиянию правительства, решающим образом влияют на формирование международного права и на работу международных институтов. Не следует, конечно, преувеличивать, тем более абсолютизировать, меру консолидированности того, что в данной статье с известной долей условности именуется «мировой олигархией». Речь идет скорее о тенденции, нежели о какой-то окончательно сложившейся организационной структуре (хотя эта тенденция включает отмеченное образование определенных институтов, создающихся для формирования и проведения в жизнь интересов крупного международного капитала). Как и любое сообщество заинтересованных лиц, самоорганизующееся в условиях рыночной экономики, мировая олигархия действует скорее под влиянием совпадения объективных интересов функционирующих на мировом рынке крупных финансовых образований по установлению и поддержанию приемлемых для них правил игры, чем в силу каких-то субъективных мотивов к консолидации.

Поэтому под «мировой олигархией» следует понимать сложную и достаточно разнородную совокупность крупных транснациональных (и связанных с ними компрадорских национальных) банков и корпораций, а также обслуживающих их юридических и консультативных организаций, международных финансовых организаций, идеологов и теоретиков нового мирового порядка, разнообразных формальных и неформальных институтов политического влияния и манипулирования общественным мнением. Не стоит, однако, и недооценивать степень гомогенности, внутреннего единства рассматриваемой олигархии: на практике ее звенья действуют вполне согласованно — именно в силу объективного совпадения их интересов. Эти звенья составляют самовоспроизводящуюся целостность, самостоятельно формирующую свои правила игры, язык, технологии влияния, организационные структуры и коммуникации. И было бы несерьезным сводить эту тенденцию к злодейскому заговору «сатанинских сил», ибо определяющее в ней, повторюсь, — объективные экономические интересы, интегрирующие крупный международный капитал для осуществления выгодной ему политики.

Поскольку капитал этот действует сегодня в масштабах мирового рынка, то и его политика обретает глобальный характер, причудливо переплетаясь с политикой различных стран и их межгосударственных союзов.

Взаимоотношения между транснациональным и национальным капиталами, так же, как и между мировой олигархией и национальной элитой, в разное время и в разных странах складываются неодинаково.

Изначально транснациональный капитал рос из посредничества в международной торговле и в финансовых операциях, а впоследствии мощным стимулом его развития служили локальные и особенно мировые войны, резко повышавшие спрос на международные займы и создававшие возможности извлечения сверхдоходов.

Кредитуя все враждующие стороны, финансовая олигархия неизменно оставалась в выигрыше, всякий раз участвуя в очередном переделе мира и одновременно получая контрибуции с проигравших и проценты с победителей.

Финансируя и в значительной степени провоцируя военные конфликты, мировая олигархия постепенно обеспечила свое доминирование в финансовых системах Великобритании и Франции, а позже и Соединенных Штатов.

Продолжая в настоящее время активно участвовать в локальных конфликтах (о чем свидетельствует, в частности, анализ механизмов разжигания и финансового обеспечения новейших войн в Африке и Азии), транснациональный капитал научился извлекать сверхдоходы в условиях относительной глобальной стабильности — контролируя значительную часть мировых, региональных и национальных рынков и соответствующих финансовых систем, доминируя в большинстве международных институтов и направляя внутреннюю и внешнюю политику стран «семерки». Соответствующими ключевыми технологиями становятся установление контроля над институтами государственной власти различных стран и их поэтапный целенаправленный демонтаж, возрастание роли международного права и международных институтов.

Важнейшие инструменты — втягивание стран в долговую зависимость, подкуп и деморализация их национальных элит, дезинформация общественного мнения.

Делается это посредством разнообразных неформальных структур и контактов, с помощью которых в институтах госвласти проводится необходимая кадровая политика и готовятся официальные решения.

Идеологическим обеспечением этой линии в течение многих десятилетий неизменно служат теории формальной демократии и радикального либерализма.

Ослабляя и ликвидируя национально специфичные институты государственной власти, политического, морального и культурного контроля, используя для этого самые различные методы (от вполне «цивилизованных» форм подкупа облеченных властью лиц до организации революций и гражданских войн), мировая олигархия устраняет препятствия для свободного общепланетарного движения транснационального капитала, подчиняя своим интересам экономику стран и континентов. В послевоенные десятилетия под сенью «холодной войны», во многом, несомненно, спровоцированной и искусственно поддерживавшейся мировой олигархией, последняя выстроила высокоорганизованную систему обеспечения своего влияния.

Международные финансовые организации опираются ныне на сеть оффшорных зон, почти свободных от национально-государственного контроля и налогообложения; развернуты соответствующие силовые и карательные формирования.

Изощренная работа по расстановке своих кадров во властных структурах ведущих государств подчас позволяет мировой олигархии направлять их политику преимущественно в интересах транснационального капитала, фактически доминировать как в международных делах, так и во внутренней политике этих стран.

Эффективность системы нового мирового порядка была убедительно продемонстрирована в ходе разрушения СССР и последующего освоения постсоветской территории. Самая мощная и дорогая система госбезопасности была парализована инфильтрованными агентами зарубежного влияния и полностью дезориентирована их профессионально подготовленными группами. В этой связи хотелось бы прокомментировать следующий актуальный сюжет.

Нередко приходится слышать, что США и другие ведущие державы заинтересованы в сильной и стабильной России, что они понимают опасность глобальной дестабилизации вследствие неконтролируемого распада огромной страны, что это понимание явно соответствует интересам американского народа и других наций Старого и Нового Света.

Исходя из данных посылок и полагая, что каждая страна проводит политику реализации исключительно своих национальных (геополитических и экономических) интересов, некоторые наши специалисты ищут корни нынешних антироссийских составляющих западной стратегии в каких-то конкретных комбинациях этих страновых интересов. И в недоумении спрашивают своих иностранных коллег, в частности, американских: «Зачем вам расширение НАТО? Почему вы навязываете нам самоубийственную политику «шоковой терапии»? С какой стати поддерживаете антироссийские диктаторские режимы? Чем мотивируются подобные иррациональные действия?» Вопросы наивные, ибо «двойной стандарт» в политике США и других ведущих капиталистических стран объясняется объективной противоречивостью национальных интересов любой страны и интересов мировой олигархии.

Игнорирующая интересы народов и государств мировая олигархия не боится войн и глобальной дестабилизации (хотя, как уже отмечалось, научилась извлекать выгоды и из условий стабильного мирового развития). Если для народов война — это прежде всего человеческие жертвы, а для государств — колоссальные материальные потери и угрозы национальной безопасности, то для транснационального капитала война, стоит повторить, — традиционный источник сверхдоходов и легкой добычи. Войны, которые велись в интересах соперничающих наций, — феномен прошлых столетий, тогда как и мировые войны, и большинство локальных военных конфликтов века нынешнего противоречили национальным интересам и проигравших, и победителей. И те, и другие своей кровью и своими ресурсами оплачивали сверхприбыли мировой олигархии, наживавшейся на финансировании военных расходов, а затем по бросовым ценам скупавшей разоренные войной и непомерными налогами предприятия. И в отличие от интересов наций, которым ныне однозначно соответствуют стабильность и дружественный характер международных отношений, интересы мировой олигархии вполне могут лежать и в русле дестабилизации, связанной с войнами, революциями и экономическими кризисами, в результате коих ослабевают национальные системы безопасности и институты государственной власти, открываются дополнительные возможности для их подчинения целям транснационального капитала.

Мировая олигархия не боится распада России: для нее риск глобальной катастрофы перекрывается возможностью извлечения сверхдоходов из разложения самого богатого в мире государства (эти доходы, как будет показано далее, уже пошли полным потоком). И когда, например, американские политики утверждают, что США заинтересованы в сильной и процветающей России, они исходят из национальных интересов своего народа, а когда те же деятели проводят линию на ослабление, расчленение и разрушение нашей страны, они действуют в интересах направляющей их решения мировой олигархии.

Поэтому зачастую говорится одно, а делается нечто прямо противоположное. В общем, «загадочность» сохраняющейся агрессивности ведущих капиталистических держав в отношении России объясняется вовсе не какой-то их извечной подозрительностью или априорной «русофобией», а противоречивым сочетанием их национальных интересов и интересов мировой олигархии. Во внутренней политике этих стран в общем и целом доминируют национальные интересы, во внешней — интересы транснационального капитала (который отчасти представлен и их национальным капиталом). Усилия мировой олигархии связаны прежде всего с установлением контроля над наиболее прибыльными сферами деятельности, где источником сверхдоходов служит обладание политической, природной или интеллектуальной монополией: с управлением государственными долгами, эмиссией денег, оказанием финансовых (аудиторских и юридических) услуг и проведением депозитно-кредитных операций, международной торговлей, естественными монополиями, энергетикой, технологическими инновациями.

Остальные сферы деятельности, в которых механизмы рыночной конкуренции блокируют или серьезно сужают перспективы получения монопольной сверхприбыли, меньше привлекают транснациональный капитал и осваиваются главным образом национальными деловыми кругами. При этом, чем значительнее экономическая мощь последних, тем выше степень согласованности и взаимовыгодного партнерства мировой олигархии и национального капитала как главных субъектов формирования правил игры в любой стране. В целях усиления подобного согласования и была разработана расистская по своей сути концепция «золотого миллиарда», в соответствии с коей обеспеченное существование на планете может быть гарантировано только миллиарду населения наиболее преуспевающих государств, в то время как остальным уготована жалкая участь сырьевых придатков и поставщиков дешевого человеческого материала для нужд транснационального капитала.

Поэтому если одним странам «разрешается» защищать внутренний рынок, вести агрессивную экспортную политику, поддерживать своих товаропроизводителей, защищать национальную культуру и общественную нравственность, навязывать свои приоритеты контрагентам (в том числе с применением вооруженной силы), то другие «обязаны» слепо следовать установкам международных организаций, выражающим интересы мировой олигархии, снимать все препятствия доступу на внутренние рынки транснационального капитала (а во внутреннее культурное пространство —оглупляющих технологий разрушения национальных духовных традиций и общественной нравственности), втягиваться в разнообразные режимы неэквивалентного внешнеэкономического обмена, эффективно подрывающие национальные независимость и суверенитет.

Наиболее отработанные режимы неэквивалентного внешнеэкономического обмена, навязываемые мировой олигархией, включают вталкивание зависимых стран в ловушки непосильной внешней задолженности и сугубо сырьевой специализации в мировом разделении труда, отказа от самостоятельной торговой и финансовой политики.

Стимулирование наращивания внешних займов — наиболее эффективная форма эксплуатации экономического потенциала соответствующих стран, осуществляемая при помощи их же собственных институтов государственной власти.

Предоставляя займы государствам или приобретая их ценные бумаги, транснациональный капитал без особого риска получает немалый процент, а страна-заемщик выстраивает для себя долговую пирамиду, беря в долг все больше денег для погашения прежней задолженности.

Поскольку темпы экономического роста подавляющего большинства стран (0—4%) намного меньше ставки процента на мировом рынке ссудного капитала (8—20%), «долговая ловушка» автоматически срабатывает, как только расходы на обслуживание государственного долга становятся сопоставимыми с потоком доходов государственного бюджета; с этого момента распределение национального дохода страны подпадает под контроль иностранных кредиторов.

Сырьевая специализация национальной экономики сопровождается неэквивалентным внешнеторговым обменом вследствие «ножниц» между ценами на сырьевые товары, формируемыми на основе глобальной рыночной конкуренции, и ценами на готовые изделия, которые устойчиво завышаются на величину интеллектуальной ренты в пользу монопольных обладателей соответствующих технологий их производства.

Получая сырьевую специализацию, страна начинает страдать от воспроизводящегося обмена принадлежащей ей природной ренты с месторождений природных ресурсов на интеллектуальную ренту в цене импортируемых готовых изделий. Тем самым она финансирует научно-технический прогресс за рубежом и содействует увеличению «ножниц цен», одновременно растрачивая свой конечный ресурсно-производственный потенциал. Отказ от суверенитета в торговой политике, сопрягаемый с включением в международные режимы регулирования внешней торговли, неизбежно лишает страну возможностей применения инструментов государственного регулирования экономики в пользу отечественных предприятий.

Госрегулирование и вся деятельность институтов госвласти подчиняются обеспечению интересов транснационального капитала (именно путем поддержания либерального торгового режима). С той же неизбежностью отказ от суверенитета в проведении денежно-финансовой политики, вытекающий из принятия обязательств перед международными финансовыми организациями, блокирует потенциал госрегулирования в плане стимулирования инвестиционной активности и повышения конкурентоспособности. Между тем, учитывая уже образовавшийся и стремительно нарастающий разрыв в конкурентоспособности предприятий развитых держав и транснациональных корпораций, с одной стороны, и остального мира, — с другой, большинство развивающихся стран не в состоянии поднять эффективность хозяйствования своих предприятий без использования соответствующих регулирующих рычагов.

Отказываясь от задействования инструментов самостоятельной торговой и финансовой политики, эти страны лишаются ключевого фактора повышения конкурентоспособности национальных экономик и закрепляют свое подчиненное и зависимое положение. 3. Чья власть установлена в России? В контексте вышеизложенного ясно, что нынешняя самоубийственная и противоречащая не только национальным интересам, но и здравому смыслу политика «шоковой терапии» ведется вовсе не по чьим-то глупости или злонамеренности. Эта политика осуществляется узкой группой лиц, направляемых международными организациями в интересах мировой олигархии, и нацеливается как на извлечение для последней сверхприбылей, так и на расчистку экономического пространства России для экспансии транснационального капитала; именно к реализации данных целей приспосабливаются институты российской государственной власти.

Широкой же отечественной и зарубежной общественности современный вариант неоколониалистского курса, проводимого руками российских политических деятелей, преподносится как рыночная реформа и демократизация экономики страны на благо ее населения (и всей планеты). О том, что это чистой воды пропагандистская версия, свидетельствуют охарактеризованные выше последствия, формы и направления проводимой в стране политики.

Российская экономика быстро и успешно загоняется во все описанные ловушки, подпадает под действие механизмов неэквивалентного внешнеэкономического обмена, что практически тождественно утрате независимости страны и се переводу в колониальное состояние в интересах мировой олигархии и вненационального капитала.

Собственно, эти интересы во многом уже реализованы, и главная задача их субъектов ныне сводится к закреплению полученных результатов, прежде всего путем деморализации и сокращения численности населения, разложения государственности.

Российские же власть предержащие ведут себя точно так же, как многие коррумпированные транснациональным капиталом марионеточные правительства слаборазвитых государств Африки, «зарабатывающие свой процент» на обслуживании интересов мировой олигархии.

Конкретнее, дело обстоит следующим образом.

Концентрация фактической власти в руках узкой группы лиц, готовящих и принимающих решения в «теневых» околовластных структурах и реализующих эти решения посредством келейного проталкивания ими же написанных президентских указов и правительственных постановлений, делает излишней всю формальную и конституционно закрепленную иерархию исполнительной власти.

Подавляющее большинство честных, ответственных и патриотически настроенных специалистов реально ни на что не влияет: все решает «теневое» правительство, которое, опираясь на высшее звено правительства официального, блокирует нормальную работу последнего и четко проводит в России интересы транснационального капитала.

Прямой контроль над этим «теневым» (реальным) правительством со стороны мировой олигархии столь ощутим, что даже не очень скрывается. К примеру, вот уже шесть лет кряду в России последовательно воплощается в жизнь программа Международного валютного фонда. Она ежегодно принимается в форме переводимого с английского на русский и «подмахиваемого» соответствующими двумя официальными лицами «Заявления Правительства и Центрального банка РФ о среднесрочной стратегии и экономической политике на ... год», адресуемого, естественно, самому МВФ [4]. Впрочем, «Заявления...» все же особенно не пропагандируются в отечественных средствах массовой информации, в них громкорекламно и экспрессивно декларируется совершенно иная экономическая политика, отвечающая интересам развития народного хозяйства и ожиданиям граждан. Она, однако, остается на бумаге —в виде ежегодных президентских посланий и официальных правительственных программ, совершенно не стыкующихся с реально осуществляемыми мерами. Так, официально декларируется необходимость защиты интересов отечественных товаропроизводителей, однако ничего в плане патронирования внутреннего рынка не делается; напротив, предоставляются существенные льготы импортерам, проводится убийственная для российского производства политика обменного курса рубля, которая уже вылилась в шестикратное снижение конкурентоспособности наших товаров.

Провозглашается, далее, курс на подъем инвестиционной активности, но последовательные действия Правительства и Центрального банка РФ по искусственному сжатию денежной массы и наращиванию госдолга усугубляют кризис ликвидности и затрудняют уменьшение ставки процента до уровня, обеспечивающего приток инвестиций в производственную сферу.

Прокламируется благая цель укрепления российской валюты, а решение вопросов дедолларизации внутреннего оборота и расширения использования рублей в международных расчетах так и не сдвигается с мертвой точки. Самые энергичные заявления высших правительственных чиновников касаются задач преодоления острого бюджетного кризиса, и на этом фоне интенсифицируется распродажа госимущества по заниженным в десятки раз ценам. Еще факт: под аккомпанемент правильных слов о поддержке структурной перестройки экономики и научно-технического прогресса произведено отмечавшееся десятикратное урезание ассигнований на науку.

Особая забота нынешнего аналога агитпропа — расширенное воспроизводство фразеологии о снижении социальной цены реформы, недопущении дальнейшего падения жизненного уровня россиян и т.п. Между тем Правительство РФ отказывается от соблюдения социальных гарантий, секвестрирует законодательно установленные социальные расходы, готовит развертывание за счет населения «коммунальной реформы», допускает резкое ухудшение качества образования и здравоохранения, фактически бросает на произвол судьбы нетрудоспособное население, включая миллионы детей из необеспеченных семей. Эти противоречия можно фиксировать бесконечно.

Очевидно, что в своей риторике «для народа» правительственная команда выглядит как последовательный защитник национальных интересов (следовательно, она прекрасно понимает, в чем таковые заключаются), однако в реальной политике не просто их игнорирует, но и прямо противодействует их осуществлению.

Фактически проводится линия на устранение тех функций государственного регулирования, которые противоречат интересам мировой олигархии и транснационального капитала. В этой связи уместно еще раз подчеркнуть: парализуется защитная функция государственного регулирования внешней торговли (в условиях уничтожения целых отраслей российской промышленности иностранной конкуренцией не принято никаких мер по защите внутреннего рынка, даже прямо предписанных действующим законодательством), валютных отношений, недропользования. На верхних уровнях исполнительной власти блокируются любые попытки реального стимулирования инвестиционной активности и научно-технического прогресса, поддержки российских товаропроизводителей на внутреннем и внешнем рынках.

Россия находится среди тех немногих стран, где правительственные структуры поддерживают своими гарантиями не отечественного, а иностранного товаропроизводителя, приватизируют важнейшие отрасли экономики в пользу не национального, а зарубежного капитала, отдают государственное телевидение на откуп транснациональной культуре. Один из устоев разработанной западными «консультантами» и проведенной известным российским правительственным ведомством приватизации — распродажа госпакетов акций предприятий за бесценок, естественным образом сопровождаемая огромными спекулятивными прибылями иностранных посредников, которые перепродают многократно недооцененные акции приватизируемых предприятий за рубеж.

Транснациональным корпорациям, скупающим эти акции «за копейки», гарантируется устранение российских конкурентов и захват потенциальных источников доходов. Столь же выгодно транснациональному капиталу и самоустранение Правительства и Центрального банка России от активной инвестиционной и промышленной политики: в условиях кризиса ликвидности это влечет за собой прогрессирующее ослабление российских предприятий, половина из которых уже стали убыточными и уступили наш рынок иностранным конкурентам. В общем, главным итогом проводимой в России экономической политики оказалась, как уже отмечалось, расчистка экономического пространства для транснационального капитала.

Применительно к большинству отраслей отечественной экономики она уже произошла, и на очереди — закрепление достигнутых рубежей на основе дальнейшего обессиливания российской государственности.

Первый и наиболее технологически отработанный путь к этому — форсирование наращивания государственного долга. Рост затрат на его обслуживание провоцирует получение новых кредитов под еще большие обязательства России, включая передачу в залог недр, продажу земельных участков, политические уступки (вплоть до ядерного разоружения, удовлетворения территориальных претензий и т.п.). Здесь налицо быстрое продвижение, причем наряду с втягиванием в долговую ловушку федерального правительства (его внешний долг стал самым большим в мире, а ежегодные расходы на его обслуживание уже прочно перекрыли поток налоговых поступлений) идет соответствующая активная обработка региональных властей. Им предлагают внешние займы под ростовщический процент и с использованием в качестве залога имеющихся в регионах активов, включая права недропользования.

Второй путь — принуждение России к частичному отказу от суверенитета в связи с принятием новых международных обязательств, предусматривающих отказ от односторонних действий в важных для транснационального капитала областях. Это касается прежде всего сфер внешней торговли, финансовых рынков, недропользования. Не случайно в качестве приоритетного направления правительственной деятельности объявлено присоединение России к Всемирной торговой организации, Парижскому клубу, Договору об Энергетической хартии.

Каждый из этих режимов международного права означает частичный отказ от суверенитета в соответствующей области.

Третий путь — укрепление компрадорского политического режима, включая продолжение политики свертывания социальных расходов государства, стимулирование алкоголизации и наркотизации общества, развращение молодежи и создание невыносимых условий для жизни старших поколений, дискредитацию конструктивной парламентской оппозиции (а при необходимости — применение прямых политических репрессий и полицейских мер). Примеров тому можно приводить множество.

Активизация действий по всем этим направлениям ведется под лозунгом развертывания лидерами «обновленного» правительства «нового этапа реформы». Еще раз обращусь к фактам. Во-первых, резко интенсифицирована работа по присоединению России к упомянутым международным организациям практически на любых условиях, форсируется дальнейшее наращивание государственного долга, расходы на поддержание которого более чем вдвое превышают параметры, запланированные в бюджете, и выводятся из-под объявленного секвестра. Во-вторых, главным приоритетом правительственной социальной политики является сокращение социальных расходов, которые международные финансовые организации давно уже считают чрезмерными и «рекомендуют» привести в соответствие с резким сокращением бюджета и сужением производственной сферы. В-третьих, беспрекословно выполняются все указания МВФ, касающиеся гарантированного непринятия каких-либо мер защиты внутреннего рынка и отказа от привлечения кредитов Центрального банка России на финансирование кассовых разрывов в доходах и расходах бюджета. В-четвертых, руководство страны соглашается на расширение НАТО, смысл которого непонятен ни россиянам, ни американцам, ни европейцам (имеются в виду народы соответствующих стран), но вполне вписывается в интересы мировой олигархии, традиционно делающей сверхприбыли на милитаризации и эскалации международной напряженности. 4. Стратегия спасения Итак, колонизация России осуществляется могущественной мировой олигархией, контролирующей (при посредстве реализующего ее интересы российского правительства) основные нервные центры государственного организма. При этом каждый год такой колонизации оборачивается тремя—пятью годами отставания от развитых стран по уровню технико-экономического развития, быстрой утратой конкурентоспособности российской экономики.

Бессмысленно ругать мировую олигархию и транснациональный капитал: они действуют в интересах извлечения прибылей, ради чего и стремятся к мировому господству. Новый мировой порядок уже сформирован, и сегодня не в наших силах его принципиально изменить.

Отгородиться в условиях современной научно-технической революции от остального мира также не удастся — это экономически невозможно и бесперспективно с точки зрения целей национального развития.

Экономическая, научно-техническая, образовательная и культурная деятельность ведется сегодня в мировом масштабе, и достижение национальной конкурентоспособности тоже надлежит организовывать в планетарных ипостасях (изоляционизм в нынешних условиях, как никогда, чреват отсталостью и утратой сравнительных преимуществ). Следовательно, приходится играть по чужим правилам. Но играть нужно научиться, нацеливаясь на чужие, а не на свои ворота. Тогда и по этим правилам можно выиграть, как показывает опыт некогда отсталых, а ныне вполне процветающих стран. Для этого необходимо придерживаться простого принципа: во всех мерах экономической политики исходить из примата национальных интересов. Опыт преуспевающих сегодня стран показывает, как этого примата добиться. Во-первых, у каждого государства есть те или иные средства достижения суверенитета, позволяющие существенно корректировать правила глобальной конкуренции применительно к своей стране в интересах ее граждан и деловых кругов. Такая корректировка должна быть нацелена на то, чтобы активность транснационального капитала по возможности не противоречила национальным интересам, а наоборот, способствовала бы экономическому росту.

Арсенал соответствующих методов хорошо известен. Это методы сохранения национального контроля над природными ресурсами и ключевыми отраслями экономики, защиты внутреннего рынка и отечественных товаропроизводителей, стимулирования научно-технического прогресса и инвестиционной активности, обеспечения социальных гарантий, создания условий для повышения конкурентоспособности национальной экономики и экономического роста. Во-вторых, каждая страна обладает определенными конкурентными преимуществами, которые дают шансы обернуть в собственную пользу развивающееся мировое разделение труда и глобальную конкуренцию. Для России это: 1) высокий уровень образованности населения и духовные традиции, ориентирующие людей на созидательный творческий труд, социальную справедливость и партнерство, самореализацию личности при обеспечении интересов общества; 2) богатые природные ресурсы, способные удовлетворить подавляющую часть внутренних потребностей в сырье и энергоносителях; 3) огромная территория и емкий внутренний рынок, обусловливающие широкое разнообразие форм жизнедеятельности и потребностей населения; 4) относительно низкие затраты на воспроизводство рабочей силы в сочетании с отмеченным высоким уровнем ее квалификации; 5) значительный научно-промышленный потенциал (включая существенные масштабы сводных производственных мощностей, позволяющие наращивать производство продукции со сравнительно низкими издержками), наличие серьезных технологических заделов и разработок по ряду направлений современного и новейшего технологических укладов (у нас еще сохранились оригинальные научные школы и уникальные передовые технологии, практическое применение которых сможет обеспечить развитие конкурентоспособных в масштабах мирового рынка производств); 6) накопленный опыт экспортирования продукции с высокой добавленной стоимостью и налаживания производственной кооперации с предприятиями многих стран (прежде всего СНГ, Азии, Восточной Европы). Активно реализуя данные преимущества, можно обратить в свою пользу баланс национальных интересов и интересов транснационального капитала как на внутреннем рынке, так и в перспективных для России нишах мирового рынка. В-третьих, на основе национальных конкурентных преимуществ необходимо разворачивать свои глобальные экономические структуры, способные соперничать с транснациональным капиталом на мировом рынке и использовать возможности последнего. Для этого нужна государственная политика «выращивания» национальных лидеров, которые в состоянии в перспективе выступить и мировыми лидерами, локомотивами экономического роста в мирохозяйственных масштабах (первым этапом здесь может стать формирование в России транснациональных финансово-промышленных групп, действующих в ареале постсоюзного пространства [5]). В-четвертых, предстоит освоить технологию обеспечения своего влияния в институтах регулирования мировой экономики и во властных институтах важных для России стран. Весь опыт отечественной дипломатии должен быть мобилизован для реализации во взаимоотношениях с внешним миром коренных российских интересов. Они сегодня противоречат интересам мировой олигархии, и все же фатальной неизбежности трансформации этой конфронтации в крайние разрушительные формы нет.

Конституционное (государственное) право России

Маркетинг, товароведение, реклама

Психология, Общение, Человек

Менеджмент (Теория управления и организации)

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Педагогика

Юридическая психология

Бухгалтерский учет

Искусство

Банковское дело и кредитование

Уголовный процесс

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Экономика и Финансы

Политология, Политистория

Программное обеспечение

Социология

История

Литература, Лингвистика

Уголовное право

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Техника

Материаловедение

Религия

Культурология

Физика

Физкультура и Спорт

География, Экономическая география

Философия

Программирование, Базы данных

Экскурсии и туризм

Компьютерные сети

Сельское хозяйство

Гражданская оборона

Теория государства и права

Геология

Медицина

Биология

Нероссийское законодательство

Разное

Экономико-математическое моделирование

Химия

Охрана природы, Экология, Природопользование

Технология

Астрономия

Металлургия

Земельное право

Ветеринария

Транспорт

Математика

Военное дело

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Компьютеры и периферийные устройства

Военная кафедра

История отечественного государства и права

Муниципальное право России

Налоговое право

Таможенное право

Геодезия, геология

Право

Москвоведение

История экономических учений

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Банковское право

Музыка

Компьютеры, Программирование

Международное право

Семейное право

Радиоэлектроника

Финансовое право

Биржевое дело

Архитектура

История государства и права зарубежных стран

Историческая личность

Российское предпринимательское право

Гражданское право

Правоохранительные органы

Ценные бумаги

Криминалистика и криминология

Гражданское процессуальное право

Трудовое право

Административное право

Страховое право

Геодезия

Экологическое право

Пищевые продукты

Здоровье

История политических и правовых учений

Подобные работы

Внешняя политика и безопасность современной России

echo "Сегодня Россия откатилась во вторую десятку стран по объему экономической деятельности, имеет максимальный в мире государственный долг. Армия и ВПК фактически разваливаются от недофинансирования

Древнегреческая цивилизация

echo "Античность в истории человеческого общества. Что же такое античность? Античность это термин происходит от латинского « antics » что означает в буквальном переводе «древний». Отсюда существует дв

Иван Егорович Забелин

echo "Окончив курс в преображенском училище в Москве, не мог продолжать образования по недостатку средств и в 1837 г. поступил на службу в оружейную палату, канцелярским служителем второго разряда. З

Битва под Москвой

echo "Формально выполнив союзнические обязательства перед Польшей, западные державы не имели ни сил, ни желания оказывать ей серьёзную помощь. Польша быстро пала под ударами «Блицкрига»- молниеносной

СССР и Прибалтика в 1939-1940 гг.

echo "Давайте проследим, как развивались события в 39-40 гг., и попробуем взглянуть на них с различных точек зрения. Длительное время отношения Прибалтики и СССР рассматривались с официальной позиции

Лондонский Тауэр – свидетель истории

echo "Роберт очень любил ее, а рожденного Гарлевой сына воспитал с такой заботливостью, словно он был его законным ребенком Авторы являющиеся ее современниками предусмотрительно обходят молчанием вопр

Смутное время

echo "Положение холопов «полных» и «кабальных» всегда было достаточно тяжелым, а в конце 16в. число кабальных холопов было увеличено указом, который предписывал обращать в кабальные холопы всех тех пр

Цена Победы советского народа в ВОВ

echo "Память и надежда. Они живут всегда с нами и в нас. Не изжиты пока и известные по военным временам представления: 'какая война без жертв', 'война спишет все', 'победителей не судят'. И хотя сегод